КС посчитал, что коренные малочисленные народы не ограничены в праве на ведение традиционной охоты / Адвокатская газета

Суд отметил, что действующее правовое регулирование позволяет передавать право на охоту уполномоченному охотнику, если это закреплено в уставе общины.

Представитель заявителя, адвокат Владимир Цвиль в комментарии «АГ» отметил, что вынесенное постановление должно укрепить позиции коренных малочисленных народов и задать импульс должного гарантирования их прав.

28 мая Конституционный Суд провозгласил Постановление № 21-П/2019 по делу Геннадия Щукина, являвшегося президентом районной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера, и разъяснил, соответствует ли Конституции ст. 19 Закона об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов, которой регламентирована охота в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности.

Как ранее писала «АГ», на территории Таймырского Долгано-Ненецкого муниципального района Красноярского края, на которой проживают семейные родовые общины, установлена квота, согласно которой в течение года каждый член общины имеет право добыть восемь особей дикого северного оленя. При этом часть мяса добытых оленей реализуется для обеспечения некоторых вопросов жизнедеятельности (учеба детей, здоровье, покупка продуктов, оружия, патронов, топлива и т.д.).

В 2014 г. Геннадий Щукин, являясь президентом районной Ассоциации общественных объединений коренных малочисленных народов Севера (КМНС), в силу имеющихся у него юридических знаний разъяснил представителям общин, что в соответствии с действующим правовым регулированием, отражающим гарантии КМНС, каждый член общины имеет право добыть без каких-либо разрешений восемь оленей. При этом общины вправе поручить охоту одному или нескольким ее членам в объеме, рассчитанном на них всех. Геннадий Щукин исходил из того, что в ином случае соответствующих гарантий будут лишены те члены КМНС, которые не имеют охотничьего билета, не имеют возможности охотиться по малолетству, состоянию здоровья, в силу традиционного разделения хозяйственной деятельности или в силу других объективных причин. Делегирование права добычи биологических ресурсов уполномоченному охотнику за других членов общины касается только возможности самой по себе добычи, а не распоряжения продуктами охоты, в связи с чем исключаются какие-либо риски, связанные со злоупотреблением правом.

В последующем в отношении Геннадия Щукина было возбуждено уголовное дело. Приговором Дудинского районного суда Красноярского края от 28 декабря 2017 г., оставленным без изменения апелляционным постановлением Красноярского краевого суда от 27 февраля 2018 г., он был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 33, ч. 2 ст. 258 УК – подстрекательство к незаконной охоте, совершенное группой лиц по предварительному сговору. Постановлением судьи Красноярского краевого суда от 21 июня 2018 г. было отказано в передаче кассационной жалобы на рассмотрение. В связи с актом амнистии Геннадий Щукин был освобожден от наказания.

При вынесении приговора и оставлении его без изменения суды руководствовались ст. 19 Закона об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов, в соответствии с которым, как они указали, охотники из числа КМНС вправе осуществлять традиционную охоту лишь в пределах нормативно установленного лимита, рассчитанного на самого охотника, и не вправе осуществлять традиционную охоту в порядке делегирования лимитов других членов общины.

Не согласившись с приговором, Геннадий Щукин обратился в КС. Он попросил Суд признать положения ст. 19 Закона об охоте противоречащими Конституции в той мере, в которой они, исходя из придаваемого правоприменительной практикой смысла, предполагают право лиц, относящихся к коренным малочисленным народам Севера, Сибири и Дальнего Востока, осуществлять свободную (без каких-либо разрешений) охоту в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности лишь лично каждым членом семейных родовых общин и не допускают осуществления данного права одним или несколькими уполномоченными охотниками в пределах нормативно установленных лимитов, рассчитанных исходя из количества членов общины, делегировавших осуществление этого права.

В ходе заседания Геннадий Щукин отметил, что губернатор Красноярского края устанавливает лимиты и квоты для коренных народов для личного пользования, которые утверждаются постановлением правительства края. Он указал, что в соответствии с Законом об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока люди коренных народностей могут объединяться в общины и тем самым легализовать свой статус как юридическое лицо. Такие организации уполномочены законодательством издавать приказы.

Заявитель добавил, что престарелые, женщины, дети, инвалиды, а также проживающие в городе представители этнических народностей ограничены в доступе к биоресурсам, поскольку у них нет всего необходимого для их добычи. Для этого приказом общины назначаются охотники, имеющие право на ношение и хранение оружия.

В своем решении Конституционный Суд указал, что в соответствии с Законом об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока РФ в учредительных документах общины должны быть определены, в частности, основные виды традиционной деятельности, порядок распределения доходов от реализации излишков продуктов такой деятельности, изделий и промыслов, а также хозяйственная деятельность общины.

Кроме того, Суд отметил, что созданная община подлежит обязательной государственной регистрации, после чего приобретает права юридического лица. Члены общины вправе использовать для нужд традиционной хозяйственной деятельности и промыслов объекты животного и растительного мира, общераспространенные полезные ископаемые и другие природные ресурсы. Также КС указал, что высшим органом управления малочисленных народов является общее собрание членов общины, которое созывается по мере необходимости, периодичность его проведения определяется уставом. В перерывах между общими собраниями органом управления общинами является правление совета общины, полномочия которого устанавливаются ее уставом. В перерывах между заседаниями правления совета общины все организационные, производственные и иные вопросы, за исключением тех вопросов, которые отнесены к ведению общего собрания членов общины и правления совета общины, решает председатель правления совета общины. Общее собрание членов общины и правление совета общины вправе утверждать решение председателя правления совета общины (ст. 14–16 Закона об общих принципах организации общин КМНС).

Суд отметил, что данное правовое регулирование во взаимосвязи с положениями ст. 19 Закона об охоте предполагает, что члены общины, определив в уставе охоту в качестве одного из видов традиционной хозяйственной деятельности, вправе через принятие решений органами управления общины определять, каким образом будет осуществляться добыча охотничьих ресурсов и каким образом будет использоваться продукция охоты. Кроме того, они вправе определять членов общины, которыми будет осуществлена добыча охотничьих ресурсов, и количество охотничьих ресурсов в пределах суммы, приходящейся на каждого члена общины, лимитов использования объектов животного мира для удовлетворения личных нужд, установленных органами исполнительной власти субъектов РФ по согласованию с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Между тем Суд отметил, что выявленный смысл не лишает федерального законодателя права, исходя из Конституции и правовых позиций КС, выраженных в данном постановлении, совершенствовать правовое регулирование охоты в целях обеспечения ведения традиционного образа жизни и осуществления традиционной хозяйственной деятельности.

КС указал, что выявленный конституционно-правовой смысл является общеобязательным, и постановил судебное решение, принятое в отношении Геннадия Щукина, пересмотреть.

В комментарии «АГ» представитель заявителя, адвокат АП Архангельской области Владимир Цвиль отметил, что решение Суда имеет знаковый характер, поскольку естественные интересы коренных малочисленных народов достаточно долгое время находились в глубокой тени прав и интересов большинства. «Права коренных народов – это важная часть культурного многообразия и исторического наследия человечества, поскольку это веками сложившийся способ жизнеобеспечения в суровых природно-климатических условиях. И этот пласт цивилизационного разнообразия нельзя терять, его нужно поддерживать. Вынесенное постановление КС должно укрепить позиции КМН и задать импульс должного гарантирования их прав», – посчитал Владимир Цвиль. Адвокат добавил, что в ближайшее время будет инициирована процедура пересмотра приговора в отношении Геннадия Щукина.

Марина Нагорная
Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s